ЗАВИТКИ ИСТОРИИ: ЛЕОН БАКСТ СКВОЗЬ ДЖИМА ТОМПСОНА.

Добавил mayamoda 15.11.2016 0 Comment(s)

Однажды, отдыхая в Тайланде, я наткнулась на изумительный магазин текстиля JimThompson. Разнообразие красок и сложность орнаментов  возбудили во мне неподдельный интерес к этой марке. Говорят, людям, которым нравятся яркие краски и сложные рисунки, принадлежит большая часть мира, потому как такие люди очень любознательны. Мой интерес к орнаментам Джима Томпсона перерос в немного маниакальное желание изучить историю материи начала прошлого века, полной загадок и взаимосвязей. 

Родившись в начале ХХ века, Джим Томпсон становился мужчиной в эпоху «Великого Гэтсби», когда Америка вступила в беспрецедентную волну процветания. Периодические воины в Европе, борьба за господство в Азии приносили течением в Америку несметные богатства.  История этого времени пестрит знаменитыми таинственными персонажами: Айседора Дункан, Аль Капоне, Гретта Гарбо, Чарли Чаплин. Наступает расцвет джаза, ар-Деко, гламура, восходит в зенит звезда кинематографа. Искусство отходит от приоритетов естественных форм. В моду входит надрыв, противоречивость и таинственная опасность. Айседора Дункан придумывает свои странные танцы и пробует повторить судьбу Маты Хари. Луи Армстронг играет новую, необычную, музыку, которая своей противоречивостью завоевывает эстрады всего мира. Мафиозные структуры приобрели лоск и стали не просто бандитскими формированиями: на их деньги развивалась индустрия искусства и развлечений, которая потребляла все краски мира. Отдельное место в этом калейдоскопе развлечений занимали Дягилевские Балеты, эскизы к костюмам и тканям для декораций которого исполнял Лев Бакст. 

Леон Самуилович Розенберг (Бакст) с детства увлекался живописью, но никому не известный он зарабатывал на жизнь иллюстрациями к книгам и журналам. После того, как он показал свои работы на выставке, организованной Дягилевым, начался их союз. С начала ХХ века Бакст концентрируется на сценографии, но страсть к живописи все же не покидает творца, и он тратит три года на картину «Древний ужас», которая в последствие его разочаровала. Видимо в этой картине художник открыл свою тайную, мрачную сторону, а после этого переживал, что это вышло на всеобщее обозрение. 

Джим Томпсон – король тайского шелка, получил в наследство приличные знания о производстве тканей и не проходящий интерес к Сиаму (Тайланд). Джим был одаренный смекалкой молодой человек, он шел в ногу со временем, увлекался политикой, и даже заработал себе славу американского шпиона, но оказавшись в Бангкоке, неожиданно для себя открыл притягательность  тайского шелка. Однажды еще молодому Джиму попался в руки журнал эскизов непревзойденного гения орнаментов, любителя смешивать различные культуры, талантливого художника, который все же более известен как сценограф и иллюстратор – Льва Бакста.  Умело скрестив знания в производстве тканей, доставшиеся от отца, и гениальные творения любимого Льва Бакста, Джим Томпсон  открыл мануфактуру и магазин под брендом JimThompson, который я и встретила на своем пути в начале века ХХI. За 20 лет Джим Томпсон превратился в культовую фигуру, соединяющую восток и запад. Он умело использовал свои связи в Америке и ввел понятие моды на ткани. Его орнаментам покорились VOGUE и Harpers Bazaar, платья из ткани с узором Jim Thompson носили самые именитые It girls Америки и Европы.

С того момента, как я влюбилась в слоников Джима Томпсона, прошло более 10 лет. В Москве, неожиданно для себя я попала на выставку эскизов Леона Бакста. Когда я зашла в зал, моему взору предстало захватывающее разнообразие чем-то знакомых орнаментов, сочное сочетание красок, и слоники… В моей голове начала складываться вся эта сложная история – превращение Бакстовских фантазий в огромную шелковую империю Джима Томпсона – персонажа, крутые повороты судьбы которого, сделали легендой. 

Его история закончилась совсем небанально. В 1967 году на вилле друзей в Малайзии Джим вышел прогуляться в джунгли и больше не вернулся. Его не нашли ни живым, ни мертвым. Легенда приписывает это таинственное исчезновение его шпионскому прошлому.

Продолжение этой истории появилось в коллекции осень-зима MAYAMODA.

Анна Гришина