Глава I

Лето 1994 года в столице стояло жаркое. Оранжевый «Икарус», направлявшийся из спального района к одной из конечных станций метро, останавливался на каждой остановке, пытаясь заманить в свои сети хоть каких-нибудь пассажиров. Но в это дневное время людям не было особенной надобности париться в оранжевом аду: все, кто имел какую-нибудь работу, находились уже на рабочем месте, а те, кого работа не волновала, старались скрыться в тени.

Солнце нагрело воздух в салоне автобуса едва ли не до пятидесяти градусов, тополиный пух, пропитавшийся духом переработанного бензина, залетал в открытые окна, в безумном танце метался по всему салону, забивался в ноздри и рот.

Единственные пассажиры, три хорошенькие девушки, расположились на заднем сидении.

- А, может, не будем его убивать? – словно извиняясь, тихо спросила Майя.

Юля, девочка, больше похожая на мальчика, с большими тёмными глазами, повернулась и тяжёлым взглядом уставилась на Майю.

- Май! Ну ты же знаешь, если мы хотим попасть в бригаду, то нам обязательно нужно кого-нибудь убить! – ответила она довольно жёстко.

- А как ты собираешься это сделать? – третья девушка, Марина, захлопала длинными ресницами.

Юля изобразила на лице глубокую задумчивость:

- Ну, не знаю… бутылкой по голове можно долбануть…

- Юль, а так ведь крови много будет? – тихо проговорила Майя.

- Ну, тогда, - размышляла по ходу Юля,

- можно, например, ему снотворного подмешать, а потом придушить подушкой.

- Можно я уйду на этом моменте? – робко поинтересовалась Майя.

Марина открыла рот, чтобы сказать, что она тоже с удовольствием ушла бы на том же моменте или даже раньше, но под суровым взглядом Юли опустила глаза и промолчала.

Марина, Майя и Юля окончили одну, не самую престижную школу на окраине Москвы. Учились они в разных классах, но ближе к выпускному неожиданно подружились, хотя со стороны и не очень было понятно, что их, таких разных, связывает?

Майя была очаровательной в самом буквальном смысле этого слова. Она не отличалась какой-то особенной классической красотой, но молодость и природная способность «подать себя» волшебным образом воздействовали на мужчин: на неё оборачивались, пытались сходу знакомиться, по первому её требованию подвозили на машине, куда ей было надо. Подруг это несколько смущало, потому как в любой компании с мальчиками Майя рано или поздно притягивала к себе всё мужское внимание, и даже писанные красавицы начинали грустить. Да и сама Майя о сильных сторонах своей натуры прекрасно знала и умело ими пользовалась.

Марина была этакой девушкой-вамп, любила яркий макияж, ботфорты и леопардовые платья. Ещё в школе она забеременела и, побоявшись признаться родителям, дотянула до такого срока, что ребёнка пришлось убить искусственными родами. После этого ей море стало по колено, и дошло до того, что её знали едва ли не все мужчины в их спальном районе. Юля частенько использовала Марину в своих полукриминальных вылазках, и Марину это устраивало, так как немного пополняло её не слишком толстый кошелёк.

Юля в этой пока несостоявшейся «бригаде» была заводилой. Девочка с мальчиковой фигурой, тёмными волосами, небрежно забранными в хвост, с густыми бровями, почти сросшимися на переносице, в неизменных узких чёрных джинсах и чёрной же рубахе навыпуск, она и вела себя как молоденький сорванец, тем более что и происходила из вполне себе неблагополучной семьи: отец-алкоголик и мать-потаскуха.

Отец по пьяни угодил под поезд, где-то между детством и юностью дочери, но не сразу умер, а пролежал калекой ещё два года. «Пока не догнал свою смерть», - цинично и буднично поясняла Юля.

Мать её и в те два сумрачных года, и позже всё пыталась «устроить свою судьбу», приводя в дом всё новых и новых мужчин, к каждому из которых Юля испытывала всё большую ненависть. Таким образом, в доме атмосфера была вполне ужасной, и выход для Юли нашёлся сам собой: регулярно сбегать из дома она начала ещё лет в тринадцать. Чтобы элементарно прокормиться, она принялась потихоньку приворовывать в супермаркетах и на рынках, и довольно быстро прибилась к компании некоего Вадика, который занимался такими делами профессионально. Вадик отнёсся к ней как к сообразительному мальчику, научил тонкостям ремесла, дал ей защиту и уверенность в себе, и при этом совсем не интересовался Юлиным третьим размером груди и не выражал к ней никаких мужских чувств. Стечение всех этих обстоятельств через некоторое время так возвеличили Вадика в глазах Юли, что он стал для неё и покровителем, и сенсеем и даже почти семьёй: то ли папой, то ли строгим, но справедливым дядюшкой.

В жизни Майи Вадик тоже играл не последнюю роль, потому как числился ее официальным бойфрендом и отвечал за безопасность и финансовое состояние девушки.

Автобус замер перед светофором. До метро оставалось ехать минут пять.

- Ты же не давала ему свой телефон?

– Юля испытующе посмотрела на Майю.

- Нет.

- И подвозил он тебя не прямо до дома?

- До остановки.

- Круто. Значит никаких зацепок!

Майя училась на юридическом и как раз проходила не только уголовное право, но и всякие особые криминалистические дисциплины, вроде дактилоскопии, трасологии и габитоскопии. В голове у неё вертелись отпечатки пальцев, губ на стаканах, волосы в ванной, и ещё огромная куча отрывочных страхов о судах, тюрьмах, которых Майя в своей шоколадно-конфетной жизни никогда не видела.

Она ехала и боялась, но ничем не могла защититься от решительности Юли. И «соскочить» с этого дела ей было нельзя, так как будущую жертву она сама и нашла, и сама же рассказала об этом Сергее Юле.

Если же быть точнее, то он сам «нашёлся». Намедни «балованная Майя» не захотела ждать автобуса у метро и потом ехать полчаса с потными пассажирами и толкотнёй на каждой остановке. Конечно, она вышла на проезжую часть, и даже не успела поднять руку, как рядом остановилась серебристая иномарка. «Скорее всего с кондиционером», - подумала Майя.

Через десять минут она уже подходила к своему дому с телефоном кавалера, записанным в специальную книжечку. Свой телефон она давать не любила, слишком много было бы звонков и вопросов от мамы. Да и всякий раз сразу не было понятно, понадобится ей этот очередной человек с номером телефона или нет? Об этом можно было подумать как-нибудь и попозже. Хотя о своих ухажёрах, даже мимолётных, подруги друг другу с удовольствием рассказывали, это было дело святое. Над мужиками этими они порой глумились, писали про них гадко-матерные стишки, хохотали и сравнивали их достоинства. Майя догадывалась, что парни, скорее всего, делали то же самое в бане или на рыбалке, когда женщин рядом нет, но девочек это знание не смущало.

Естественно, кавалером Сергеем на серебристой иномарке, у которого на шее и руках было «немерено золота», она сразу же похвасталась подругам. По поводу золота Юля сразу возбудилась, а Марина поддержала затею, скорее всего, просто из солидарности.

- Юль, а как я ему скажу, что мы втроём? Он же вроде на свидание приглашал.

- Скажешь, что без подруг на свидание не ходишь! По крайней мере в первый раз.

Оранжевый «Икарус» остановился у метро, и девочки вышли.

Едва они пересекли неширокую дорожку, отделяющую автобусные остановки от входа в метро, как позади раздался скрип тормозов. Подруги одновременно обернулись. Дверь серебристой иномарки распахнулось и из неё вывалился вальяжный, лет сорока мужчина в белых джинсах и полосатой рубашке. Цепкий взгляд Юли мгновенно оценил толщину золотой цепи на его крепкой шее и массивных часов на правом запястье.

- Привет, подружки! Не меня ждете? – мужчина широко и добродушно улыбнулся.

- Привет, красавчик! – отозвалась Майя, - Я не одна. Юля, Марина! – представила она девочек.

- Да это прекрасно! – загоготал Сергей. – Вместе, как говорится, веселей!

Минут через пятнадцать они подъехали к новому высотному дому, поднялись на семнадцатый этаж. Квартира оказалась хорошо «упакованной»: импортная мебель, огромный красный ковёр на полу, в углу большой телевизор с видеомагнитофоном. Майя прошлась по квартире, все книжные шкафы были уставлены кассетами с боевиками.

- Серж, а ты книги читаешь?

- А зачем? Смотри? какая у меня коллекция фильмов! А в потайном шкафу что лежит!? – подмигивая, ухмыльнулся он.

Разливая холодное шампанское в хрустальные бокалы, Сергей не переставал балагурить:

- У что вам поставить? Танцы-шмансы, всякие нюансы? - он хитро сощурился.

- Давай диско! – Марина уже притопывала и покачивала бедрами.

Сергей включил видео с какими-то бодрыми музыкальными клипами и принес с кухни шоколадку и виноград. Развалившись на диване, он схватил Марину за руку и потянул к себе.

«Слава богу не меня!» - мелькнуло у Майи. – «Маринка привычная, я не смогла бы!» Марина, ничуть не смущаясь, устроилась на коленях Сергея и, обняв его за шею. Тот заграбастал её своими волосатыми руками.

Майя присела на подлокотник дивана, где Марина изображала страсть.

- Давайте ещё шампанского! - Юля отобрала у обнимающейся парочки бокалы и поставила их на стол, загородив видимость.

Из маленького кармана джинсов Юля достала флакончик - пипетку с несколькими каплями жидкости и капнула в бокал Сергея. Долив шампанского себе и Майе, она подала бокалы Сергею и Марине:

- Пьём до дна! За знакомство! А потом – порнуха!

Сергей опять загоготал и с удовольствием, залпом, выпил шампанское, немного поморщился, но Марина его тут же обняла и что-то ласковое зашептала на ухо.

Сергей одной рукой обнимал Марину, а второй тянулся к коленке Майи. Юля стояла напротив, сложив руки на груди.

- А ты что такая хмурая? Присоединяйся!

- Не, я еще шампанское не допила, - Юля не двинулась с места.

- Ну как хочешь. Только ты не ревнуй, - Сергей опять заржал.

- К кому? К тебе? – в голосе Юли сквозило недоумение пополам с едва скрываемым презрением.

Марина, дабы избежать конфликта, ещё крепче обняла клиента и сунула ему под нос свою грудь. Сергей что-то простонал, зарывшись в декольте. Вторая рука Сергея пробиралась под юбку Майи. Майя недвусмысленно, всем лицом молила о помощи. Юля отвернулась.

- Мне, оно, как-то не очень, - пожаловался через пару минут Сергей и стал заваливаться на Марину. Майя аккуратно убрала огромную руку со своего голого бедра, и тихонечко встала с диванного подлокотника.

Юля быстренько обшмонала карманы его джинсов и вытащила из правого заднего довольно толстый бумажник. В нем оказалось пачка российских купюр и пара сотенных долларовых бумажек.

- Богатенький буратино, - довольно проговорила она и бросила быстрые взгляды на подруг. – Майка, снимай с него золото! А ты, Маринка, давай шарь по ящикам – у него точно должны быть ещё доллары!

- Я хочу в туалет! – жалобно выдавила из себя Марина.

- Давай, только быстро!

Марина исчезла, и тут заверещал дверной звонок.

Юля приложила указательный палец к губам. Майя кивнула в ответ, не зная, куда деть снятое с шеи и запястья Сергея золото.

Звонок смолк, но из-за двери раздался истеричный женский голос:

- Серёжа, открой! Я знаю, что ты дома! Серёжа, открой мне! Почему ты не отвечаешь на телефон? Ты опять пьяный? Я никуда не уйду! Открой сейчас же!

Звонок ещё несколько раз коротко звякнул и затих. Женщина начала стучать в дверь.

- Серёжа, открывай! Я сейчас выбью дверь! Открой мне!

Майя и Юля стояли, вжавшись в стену прихожей.

- А если у нее ключ есть? – голос Майи дрожал.

- Наверное, тогда она бы не стала в дверь стучать? – язвительно прошептала Юля.

- Сережа, я пожалуюсь твоей маме! Ты не имеешь права бросать нас так надолго! – женщина, судя по звукам, долбила в дверь ногой.

На пороге комнаты показалась испуганная Марина. Она уставилась огромными карими глазами на входную дверь. Юля прижала палец к губам. Марина вытянула руки вперёд и развернула ладони - в каждой из них оказалось по толстой пачке долларов:

– Вот! Там, в туалете, на полке, за стиральным порошком было! - почти без звука прошептала она.

Стук в дверь прекратился. Звонки тоже.

- Отлично! Тихо, всем! – скомандовала Юля шепотом и, забрав баксы у Марины, сунула их в свой небольшой джинсовый рюкзачок. – Сейчас переждём немного и уходим! – она взяла со стола бумажник Сергея, засунула в карман и перевела взгляд на диванную подушку. – Может, его на всякий случай?..

- Нет-нет, только не это, не такое! – запищала Марина и прикрыла рот ладошкой.

- Ну ты уж, слушай, придумала, подруга! Перчатки тогда надевать надо было! Сейчас наши пальцы тут везде! – добавила Майя, неожиданно для себя совершенно спокойно.

- Ну, как скажете. Бабло побеждает зло! – прошептала Юля, показывая на рюкзак.

- А что делать-то будем? – кивнула в сторону двери Майя.

- Подождём. Главное – тихо смыться.

- Правильно, - согласилась Майя, бросая цепочку и часы на диван рядом с Сергеем. - И ты, - строго сказала она Юле, – оставь бумажник. Так, вроде как, у чувака ничего не пропало, никто его не грабил – просто напился. А про доллары он ничего не докажет, да и заявлять не будет. Он же не идиот? Ментам придётся объяснять, где он их взял. Юля кивнула, с видимым сожалением вынула из кармана бумажник и аккуратно положила его на стол.

Ещё минут пятнадцать они стояли у входной двери, практически не дыша. Наконец, Юля заглянула в глазок:

- Кажется, никого нет. Пошли. Они выскользнули в коридор, куда выходили двери ещё нескольких квартир – там было пусто и тихо. Прокравшись по коридору, они медленно приоткрыли дверь, ведущую в лифтовый холл. Между двумя лифтами, пассажирским и грузовым, прислонившись спиной к стене, сидела на корточках женщина лет тридцати. Она подняла на вошедших девочек заплаканные глаза и, опираясь руками о стену, резко выпрямилась во весь рост.

- Проститутки! – заорала сходу она. – Это вы у него были? У Серёжи?

- Сама ты проститутка! – бросила Юля, пропуская подруг вперёд, к выходу на лестницу.

И не удержалась: - Лучше за мужиком своим смотри!

Женщина взвизгнула и бросилась на Юлю. Юля вывернулась из её оказавшихся довольно цепкими рук и сделал быстрый шаг в сторону лестницы. Но женщина кинулась ей вслед, схватилась рукой за Юлин рюкзак и резко рванула его. Юля, почувствовав опасное покушение на деньги, лежавшие в ее рюкзаке, резко обернулась и, вложив всю инерцию своего тела, сильно толкнула женщину в грудь. Та упала наотмашь и, стукнувшись громко головой о косяк проема лифта, тихо сползла.

Майя и Юля бросились вниз по ступенькам, Марина замешкалась, по дороге снимая обувь, 17 этажей вниз - марафон не для каблуков..

Через две минуты они выскочили из подъезда.

- Только не бежим, идём медленно! – тихо, сквозь зубы приказала Юля. – И не оглядываемся.

Когда она отошли уже на порядочное расстояние от дома, Майя повернулась к Юле.

Лицо Майи было совершенно белым.

- Юль...

- Что тебе? – огрызнулась та.

- А тебе не кажется, что ты её убила? - Майя смотрела на Юлю в упор.

- Ну и славно! – Юля состроила кривую и словно бы радостную гримасу.

Всю обратную дорогу девочки не проронили ни слова, каждая думала о своем.

На Марину явно подействовало шампанские - на лице её читалась дурная беззаботность, а глаза стреляли в разные стороны. Майя кусала губы и старалась справиться с дрожью во всём теле, судорожно соображая, чем им может грозить случившееся сегодня. И только Юля внешне была как скала. Её побледневшее лицо, казалось, не выражало никаких эмоций, а волнение её выдавало лишь то, что она курила сигареты одну за одной.

Они вышли из автобуса на безлюдной остановке около дома Юлиного сенсея, зашли в ближайший подьезд и поднялись на площадку между этажами. Открыв рюкзак и пересчитав деньги, Юля молча разделила добычу.

- А теперь по домам! - вновь приказала она. – И если кто-нибудь спросит, то мы все сегодня ездили в Парк аттракционов и целый день катались на американских горках.

Следующая глава >