Глава III

Майя голая бежала по коридору, но на полдороге к ванной её остановил и резко развернул телефонный звонок.

- Алло! – сделав паузу, вальяжно выдохнула она.

Совсем недавно Майя научилась у одной кинодивы из американской мелодрамы сексуально отвечать на телефонные звонки. Ведь обычно мы хватаем трубку на бегу, и отвечаем так, как будто нас оторвали от важного дела, коротко и раздражённо: «Ало». Майя же натренировала в себе медленно-сексуальное “Алло” - надо всего лишь перед тем, как взять трубку, сделать глубокий вдох, потом выдохнуть половину воздуха, поднять трубку и на остальном выдохе буквально пропеть, чуть закатив глаза:

“Аллооо!”

- Опаньки! Май, это ты? – послышался в трубке баритон Вадика.

- Привет. – обычным голосом ответила Майя и уставилась в потолок.. Вадик был ее официальным бойфрендом, как по модному стали называть ухажеров. По совместительству он был сенсеем и покровителем Юлы, но с девочкой-мальчиком

Вадика связывали совсем другие, вовсе не любовные дела.

Её отношения с Вадиком, как ей казалось, доживали последние дни, тем более, что сорока на хвосте ей донесла, что Вадик «трахает других девочек». Майя после такой малоприятной информации ему практически не звонила и не заходила в его холостяцкую квартиру, но до сих пор среди всех знакомых считалась его девушкой. Этот статус позволял ей спокойно жить в своём довольно хулиганском и небезопасном районе, ходить на самые стрёмные дискотеки и даже гулять по ночам. И Майя всё-таки не хотела окончательно расстаться с подобными привилегиями. Раньше-то она была под защитой старшего брата Андрея, местным гением, умницы и одновременно хулиганом - с ним она чувствовала себя как за каменной стеной. Но Андрей уехал учиться за границу, и теперь Майя, если что, могла рассчитывать лишь на Вадика.

Поэтому с окончательным разрывом всё же медлила.

- Че не заходишь? Забыла дорогу? – гудел Вадик на другом конце провода.

- Извини, работа, учёба… - милым голосом проворковала Майя.

- Ну так приходи сегодня, жду тебя.

- Вадик, извини, я устала. Давай в другой раз.

- А кому это ты так сексуально отвечала, когда трубку взяла?

- Никому! Просто тренировалась.

- Май, ты давай не дури, я жду тебя, шампанское, мартини. Ребята будут, Юла. У нас праздник.

- Ладно.

Майе не хотелось их всех видеть, но она понимала, что должна пойти. Она добрела до душа, постояла под струёй воды, вытерлась, завернулась в полотенце и вернулась в свою комнату.

Обзор гардероба вынес на свет обтягивающие черные лосины - все остальное в шкафу было просто мини, а сверху накинула огромных размеров тунику дырчатой вязки, под которой было видно загорелое тело и кружевной лифчик. Майя оглядела себя в зеркало, туника была ниже бедра и заканчивалась резинкой, если бы она не была такой дырявой, то Майя бы смотрелась как колобок. Широкие рукава, стянутые на запястье... Но из-за дырчатой фактуры, которая давала недвусмысленный намек, выглядела Майя чертовски сексуально, “Попробую избежать домогательств”, - наивно подумала она.

Вадик жил в паре автобусных остановок от её дома - у него было однушка в двенадцатиэтажном доме с одним подъездом. Стараясь потянуть время, Майя пошла пешком, но все равно добралась быстрее, чем хотелось.

Из окна второго этажа гремела музыка, и сразу стало понятно, что в квартире куча народу, а гульба идёт уже давно.

Она поднялась на этаж, дверь была открыта.

На кухне гуляла и впрямь немалая компания, отчасти знакомая. Из девчонок были только Марина и Юла. На столе стояла уйма бутылок: водка трёх сортов, “Мартини”, “Asti”, да ещё пакет сока. Закуска же ограничивалась импортной ветчиной из банки, шпротами, банкой маринованных огурцов, чипсами, конфетами и фисташками. Вадик и другие парни были уже заметно пьяны.

- Что празднуем? – улыбаясь, спросила Майя.

- Юла-то наша, герой! - Вадим налил себе полную стопку, поднял в знак приветствия.

- Моя школа! Хвалю! Майя поняла, что Юлу официально приняли в бригаду. Это определённо означало, что ту тётку возле лифта она реально убила. По спине Майи пробежал холодок.

- Поздравляю, - Майя прошла на кухню и присела рядом с Юлой. - Я смотрю ты всё- таки выиграла этот приз, - подмигнула она подруге.

Юля довольно улыбалась, а Майя всмотрелась в ее глаза: зрачки были сведены в точку. И двигалась она неестественно лениво, да и язык явно тормозил как на гласных, так и на согласных.

- Понятно, - прошептала Майя и сама налила себе “Асти”.

У дальнего края стола возле окна пристроились двое приятелей Вадика. Они уже достаточно набрались, так что на остальных, даже девочек, не обращали внимания, а пьяно болтали исключительно между собой. Майя невзначай прислушалась.

- …Ну и мы вломились в эту хату к коммерсу, а там бабка старая, глухая. Как начала орать на нас. Я беру её, на диван кидаю. Слуш, бабка реально как пушинка была, прям старуха Изыргиль... - заржал басом рассказчик, кажется, Вася, как смутно вспомнилось Юле. - Я ее спрашиваю: “Где коммерс?”, а она смотрит на меня своими заплывшими глазами и бормочет что-то. Я ничего не понял, и думаю, надо её чем-нибудь пугануть. Правда, судя по её весу, она уже и так давно на том свете была. Я прошелся по квартирке, не похожа она на хату коммерса этого, древняя, как сама старуха. Заглянул под кровать, на всякий случай, а там под кроватью, все банками забито: помидоры, огурцы, варенье там всякое, столько закаток! Ну я думаю: валить, так валить! Достал ствол, бабку из кухни притащил за шиворот, говорю: “Последний раз, мать твою, спрашиваю: коммерс где?”, а она ни в какую, ну я и давай по банкам палить! Старуха как задергалась в руке моей в конвульсиях, как завыла не своим голосом, силы откуда то взялись у нее… Короче вырвалась, на колени бухнулась, а там уж всё это варенье её с огурцами по всему полу растекается… Завыла она, и тут я понял, что не сдаст она его, даже под пытками..

⦁ Да лан тебе, Вась, заливать-то! Ты б просто признался, что хату перепутал, и от досады ни в чем не повинной бабке погреб подкроватный расстрелял! - ржал в ответ здоровый парень с толстой шеей. Его имени Майя не помнила.

Да и вообще, глаза её словно туманом заволокло, да и курили, впрямь, за столом чуть не все разом. Ей было ужасно жалко бабку, которая все лето пахала, чтоб было чем зимой питаться, а тут какой-то придурок с пистолетом ни за что ни про что уничтожил несколько месяцев ее работы. И стыдно было за всех этих придурков, которые ничего в жизни не сделали, но правят миром. И тут сама собой в голове опять материализовалась лукавая мысль о том, что все, даже самые придурошные придурки уже имеют и машины, и квартиры, и деньги, и все, что на них можно купить, а она, Майя, девочка из хорошей семьи, с образованными родителями, должна около них обретаться, потому что без них её просто могут походя прибить или хуже того, изнасиловать. А то и всё сразу, им - что мимо урны плюнуть.

⦁ Глупость какая, - Майя фыркнула и встала. Её тошнило от этих дебилов, которые находят подлое удовольствие, издеваясь над людьми, да ещё в полной уверенности в своей безнаказанности.

Она ещё могла понять Юлу, почему той нравится быть причастной к этой шпане, но свое место здесь она никогда всерьёз не видела, даже в самой близкой жизненной перспективе.

Ей тут же захотелось исчезнуть, и она стала незаметно пробираться к выходу. - А ты куда?! – Вадик разболтано направился к ней, раскинул руки, преградив выход, облапал и, не очень церемонясь, стал заталкивать в комнату, где никого не было.

- Я так рад, что ты пришла! – задышал он ей в ухо.

Закрыв дверь, Вадик навалился на Майю всем своим мощным грузным телом и стал теснить в сторону дивана с явно несвежими простынёй и пододеяльником. Обе подушки тоже были примяты. “Тут явно сегодня спали двое”, - мелькнуло у Майи. Вадик пытался её поцеловать в губы, но от него так сильно несло водкой, что Майя только отворачивалась. Тогда он впился губами губами в её шею, одновременно запуская руку под свитер и сильно сжимая её грудь. Он никогда не отличался изобретательностью в сексе, но поначалу его мощное накаченное тело Майю заводило, да и эта самая грубость, брутальность…

Вместе они были уже два года. Познакомились в его подъезде, благо, что Майина школа располагалась по соседству.

Маринка притащила тогда в школу хороший косячок травы, и они, сбежав с уроков, раскурили его как раз в Вадиковом подъезде, пристроившись на подоконнике между вторым и третьим этажами. Они курили, смеялись и разговаривали на диковинном языке, который сами только что придумали. Вадим как раз возвращался домой и, увидев девочек, конечно же, не упустил шанса познакомиться с обкуренными подружками.

Майя бегала к нему весь последний класс школы. Они курили, занимались сексом, развлекались - не слишком изысканно, зато весело. У Вадика была уйма знакомых самого разного пошиба, и Майя обычно участвовала во всех их сходках, серьёзных разговорах и даже разработках нехороших планов. И одно время ей это нравилось, тем более, что для неё это был первый настоящий опыт долгих и почти серьёзных отношений.

И вот, она лежала сейчас под Вадиком на раздвинутом диване со сбившимся теперь уже в кучу постельным бельём, его руки сновали по всем потайным местам её тела, а её собственная рука гладила его ширинку.

Он резко поднялся, притянул Майю к себе, одним движением стащил с неё легко поддавшийся свитер, расстегнул свои джинсы, достал набухший член и притянул Майю за шею к себе. Она взяла его в рот.

Движения Вадима были быстрыми и сильными, он держал её за голову, а Майя от этой быстроты и натиска буквально задыхалась. Она пыталась его оттолкнуть, но едва успела сделать два вдоха, как но он опять схватил её.

От такого грубого секса у Майи загудело в голове, и она закрыла глаза, пытаясь полностью отдаться неминуемому. Да и остро-пряный запах самца добавил ей возбуждения.

Вадим держал её за волосы у себя между ног, и Майя почувствовала, что стала намокать. Влад перевернул её, как куклу, поставил на колени и стянул лосины с её попы.

Он стремительно вошёл в неё сзади, но Майя уже настолько расслабилась, что даже боль внутри неё превращалась в удовольствие. Сделав несколько резких движений, он кончил, оттолкнул её и лицом вниз повалился на диван.

Майя смотрела на него, а в голове крутилась мысль: можно ли это грязное грубое соитие назвать сексом и стоит ли записывать такой опыт в список грехов? Мысль причудливо развивалась: точно, секс бывает как дорогой ресторан, а бывает как шаурма возле автобусной остановки. И ей стало невыносимо противно, аж тошнота подобралась к горлу.

Она встала, изобразила на лице улыбку, натянула штаны и свитер и пошла в ванную. Мылась она долго и тщательно, правда, Вадиковым мылом пользоваться побрезговала.

Когда она вышла, Вадик на кухне уже наливал себе очередную стопку водки. Майя подошла к вальяжно развалившейся на стуле Юле.

- У тебя есть что-нибудь покурить?

Юла медленно достала пачку “Winston”, но Майя помотала головой:

- Ты же знаешь, я сигареты не курю.

- А, - на лице Юлы проскользнуло дыхание мысли, - есть, - медленно проговорила она.

Она пошарила в кармане джинсов и извлекла пакетик травы.

- Бошки, - с ударением на О прошелестела Юла.

- Я не умею, - Майя изобразила удивление на лице.

Юла подняла свои черные глаза с отяжелевшими веками и махнула рукой.

- Юль! - потрясла ее Майя, - очнись!

Юла сделала над собой усилие и встала. подошла к Вадиму, что-то сказала ему на ухо, он глянул в сторону комнаты. Девочки переместились туда, нашли на комоде “беломор”. Юла забила косяк. Подожгла, передала Майе. Та затянулась.

В животе ещё не прошло возбуждение от быстрого секса, тело расслабилось, и Майе очень хотелось продолжения. Но точно не с Вадиком!

Они сидели на том же самом диване, где только что страстно “любили” друг друга. Юлу это, понятное дело, нисколько не смущало. А Майся, в очередной раз крепко затянувшись, вспомнила о Диме. Он куда-то совсем запропал.

В комнату ввалился едва стоящий на ногах Вадик:

- Май, а у тебя ведь скоро день рождения! – он икнул и глупо заулыбался. - Давай отметим в каком-нибудь доме отдыха!

- Давай, Дим, - выдыхая струю дыма, пробормотала Майя.

- Что? Как ты меня назвала? – Вадик набычил лицо. Он был ужасно пьян.

- Вадик, тебе показалось. Я просто выдыхала дым. - но Вадик надвигался как десятибалльный шторм.

- Нее… Я чётко слышал! – он с трудом сделал шаг в сторону, с ещё с большим усилием наклонился, выдвинул нижний ящик комода, и у него в руках оказался пистолет. Юла наблюдала за действом спокойно,, Вадик был как каток, катящийся под горку, только его движения были очень нескоординированы и мотало его из стороны в сторону.

- Что за “Дим”?! – ревел он, схватив Майю за плечо и потрясая пистолетом возле её виска.

Наверное, Майю от мгновенного ужаса спасло то, что дурман уже хорошо подействовал и то, что Юла, сидевшая рядом даже не двинулась с места, и всё происходящее виделось словно в тумане и одновременно как в замедленном кинофильме.

К счастью, на рёв Вадима из кухни прибежали пацаны и оттащили его от Майи и от греха подальше. Юла же медленно встала, взяла Майю под руку и вытолкала ошарашенную девушку на лестницу, они буквально скатились по ступенькам и выбежали из подъезда.

- Ну всё, я попала, – переведя дыхание, обернулась к подруге Майя.

- Да ладно, не боись, может, завтра уже и не вспомнит, - грубо и весело сказала Юла. – А кто такой Дима?

- Да мы же вместе познакомились! Помнишь, в парке Горького? И, по-моему, я в него влюбилась, – тоном маленькой и чуть капризной девочки призналась Майя. - Юль, а ты сможешь с Вадиком разрулить ситуацию? Я больше не могу с ним трахаться! – её лицо исказило столь подлинное страдание, что даже Юла не могла ей не посочувствовать.

- Ладно. Тебе лучше здесь пока не показываться. Иди домой! Работай, учись, на район не приходи.

Несколько раз глубоко вздохнув, Майя постаралась успокоиться.

- А что будет, если он мне позвонит? Я больше к нему не пойду! Он меня покалечит!

Знаешь как он меня сегодня трахал? Думала, хочет насквозь проткнуть!

- Кто? Дима или Вадик?

- Вадик, конечно! С Димой я как-нибудь сама справлюсь.

- Ни-чё, подруга, - Юла подхватила Майю за талию и прижала к себе, как в страстном танце. - Попробую его отвлечь, - она притронулась своими губами к шее Майи, глубоко вдохнула запах ее кожи, - Ну, или увлечь чем-нибудь другим... Или кем-нибудь! – Юла подняла голову и хитро подмигнула.

< Предыдущая глава        Следующая глава >