Глава V

Прошло лето, началась учёба, а Майя как раз на этом стыке времён и обязательных дел волшебным образом устроилась на работу в фирму, по-крупному торговавшую алкоголем.

Компания занимала отдельный двухэтажный особняк рядом с Садовым кольцом, с собственной парковкой и охраной. Расположение комнат в особняке было настолько странным и запутанным, что отследить, кто в данный момент уже внутри лабиринта, а кто его уже покинул, мог только охранник на воротах.

У Майи был “весёлый” директор, от неожиданно упавшего на него достатка с четверга по понедельник впадавший в беспамятный запой. Он пил-гулял так, что зачастую не осознавал, в каком месте находится, поэтому любил позвонить по сотовому своей секретарше на мини АТС и попросить принести кофе в кабинет. Его секретарша Инна, в короткой юбке, которую ей приписывал дресс-код, стуча каблуками бегала по всему особняку с дымящейся кофейной чашкой на подносе и заглядывала во все кабинеты, интересуясь, нет ли здесь Андрея Игоревича? Тем временем сам Андрей Игоревич, развалившись в кресле в отеле “Славянская”, безрезультатно ждал свою секретаршу Инну и сердился, что кофе, наверно, уже давно остыл.

Майя называла директора Андреем, без отчества, а он, с некоторой иронией наблюдая за процессом “становления” девушки на первой для неё работе, любил с нею побеседовать, делясь своим деловым опытом. И на самом деле многому Майю научил.

- Даже самого сурового начальника, или милиционера, или даже бандита… - говорил он, - можно развести. Они все люди, такие же как и ты, у всех них есть свои слабости, им что-то нравится или не нравится. К каждому человеку можно найти подход и получить то, что ты хочешь, - и он подмигивал Майе поверх сползших на кончик носа очков.

Выглядел Андрей как настоящий ботан: в очках, немного сутулый, он носил широкие мешковатые штаны на американский манер, и такой вольный интеллектуальный стиль, похоже, подкупал работодателей, потому как ему доверяли крупные сделки, а это значило, что и большие деньги, так как все расчеты осуществлялись в наличных. По должности в фирме он значился директором, хотя на самом деле был первым заместителем Темнейшего, как сотрудники шёпотом называли хозяина, которого изрядно побаивались. Особенно не любили ходить к нему в кабинет, так как, если работник в чём-то ошибался, или просто по причине плохого настроения Станислав Михайлович, как его на самом деле звали, на всех безумно орал и кидался стеклянными пепельницами.

Его огромный кабинет находился на втором этаже и имел свой отдельный вход, но, выйдя покурить или проветриться во двор, можно было заметить, что к нему регулярно приезжают целые делегации - одни в погонах, другие - в кожаных куртках.

У хозяина была своя секретарша Ольга. Она не отличалась особой привлекательностью, зато знала три языка и хорошо разбиралась в нужных сферах международных отношений. Однажды Оля заболела, и Майю попросили её подменить.

Когда приехал Темнейший и пригласил её с бумагами в свой кабинет, Майя шла туда ни жива, ни мертва. Остановившись перед дверью, она постаралась вспомнить наставления Андрея, надела на лицо улыбку и шагнула в огромный кабинет со стеклянным “фонарём” в потолке. Темнейший сидел за столом в форме буквы “Т”, в огромном высоком кресле, и курил. В углу кабинета журчал фонтан, а клубы дыма змеились внутри широких пластов солнечных лучей, падавших с потолка, отчего Станислав Михайлович почудился Майе гусеницей, сидящей на грибе, из “Алисы в Стране чудес”. Майя улыбнулась настолько широко, насколько сумела.

- Ты что, новенькая?
- Нет, работаю уже два месяца.
- Молодец, давай документы.

Майя передала ему папку со стола Ольги, вознося про себя молитвы, чтоб ничего не перепутать.
- Соедини меня с Францем, – приказал он, склонившись над полированным столом. В его руке возникла скрученная стодолларовая купюра, и он вдохнул ноздрёй дорожку белого порошка. – И сделай кофе.
Майя кивнула, вышла, пятясь, из кабинета, и сбежала вниз по лестнице. Навстречу ей как раз попался Андрей.
- Кто такой Франц? Где взять его телефон? – напала на него Майя.
- Ты только не кричи так на шефа, не подрывай авторитет! – улыбнулся Андрей, но уже серьёзно добавил: - Франц – это немец, в Ольгиной записной книжке есть его телефон… А у меня, Май, к тебе дело!
- Через пять минут, Станиславу Михайловичу кофе сделаю.
- Дорогая, - снова заулыбался Андрей, - спорю, ты не знаешь какой ему нужен кофе! Смотри не облажайся!
- Спасибо мудрому сенсею за то, что подсказал, - отвесила ему Майя японский поклон и побежала звонить Ольге, чтобы выяснить рецепт кофе и узнать поподробнее про Франца. Из разговора выяснилось, что Франц говорит только по-немецки, и Ольга, сжалившись над Майей, пообещала ему позвонить сама и попросить перезвонить шефу. Как заваривать кофе, она тоже подробно объяснила.
- Будешь мне должна, - закончила разговор с Майей Ольга, то ли строго, то ли с улыбкой.

Делая кофе, она размышляла о том, чем же может отплатить девушке, чья зарплата раз в десять больше, чем у неё? Выполнив указания Ольги по поводу количества сахара, сервировки и прочих деталей, Майя осторожно вошла в кабинет Темнейшего.

Тот прохаживался по кабинету в явном раздражении, прижимая к уху огромный мобильный телефон с антенной. Майя остановилась посреди кабинета, раздумывая, куда поставить поднос.

Шеф в очередной раз развернулся и пошел широкими шагами к Майе, которой ничего не оставалось, как поставить поднос на край стола и сделать пару шагов назад, к двери.

Темнейший же остановился в полуметре от Майи и сунул ей телефонную трубку:

- Разберись с этой тупой индианкой! Не понимаю, что она хочет!
- Алло? - взяв тяжёлый телефон, проговорила Майя
- Good morning mam. Please tell your boss, he should cancel the flight tomorrow. The car of my boss had been crashed into a cow. It is very bad luck, - дама на другом конце мира практически плакала.
- Оу, айм сори, - Майя подняла взгляд на Темнейшего, который вопросительно возвышался над нею.
Она все поняла, но не знала что ещё сказать. А на другом конце была тишина. Майя отняла телефон от уха и посмотрела на трубку.
- Что она хотела? - раздраженно спросил Станислав Михайлович.
- Она говорит, что машина с ее боссом врезалась в корову и это очень плохой знак, и вам не надо ехать, - Майя пожала плечами.
- Что за хрень? Какая ещё корова?
- Это в Индии? - пролепетала Майя.
Темнейший утвердительно покачал головой, присел на край стола, взял чашку с кофе и задумчиво отхлебнул. Майя все еще стояла, не зная что ей делать: остаться или уходить.
- Слушай, а может это и даже хорошо! - Темнейший глянул на Майю и подмигнул ей. - Можешь идти. И сдай билеты. Хорошо, что я туда денег не отправил! Осторожности много не бывает.
Майя сбежала по лестнице в приподнятом настроении. Всё-таки не зря она всё лето корпела с репетитором, чтобы подтянуть свой английский!
- Станислав Михайлович совсем не страшный! – пропела Майя, заходя в кабинет Андрея.
- Не торопись с выводами, - ответил, потягиваясь, Андрей.

Официально в компании Майя значилась юрисконсультом, а на самом деле работала менеджером по всякой фигне. Но при этом старалась интересоваться любыми вопросами, связанными с ведением бизнеса - деловой перепиской, договорами, финансами. Зарплата её пока ограничивалась сотней долларов в месяц, да ещё Андрей пятьдесят с барского подкидывал, но, учитывая, что в центре, в том же Петровском пассаже самое простенькое платье стоило всю её зарплату, а на пару туфель так и вовсе надо было копить два месяца, работу эту на алкогольную фирму можно было считать практически чистым альтруизмом.

За спиной Андрей стоял огромный, практически до потолка, железный сейф. Не оборачиваясь, Андрей ткнул в его сторону большим пальцем:

- Знаешь, не барское это дело, самому деньги считать. Поэтому я решил выделить тебе кабинет, перенесём туда этот сейф, и ты сама теперь будешь заниматься этой, в прямом смысле грязной работой. Зарплату тебе повышу. Двести долларов.
- Я согласна, - не раздумывая, кивнула Майя.

Через пару дней она вместе с сейфом переехала в новый кабинет с единственным окном, выходившим, естественно, не на море, а к полутёмный коридор, и служившим исключительно для приёма наличных. Майина работа заключалась теперь в подписании бумаг с контрагентами, приёме, пересчитывании денежных средств в рублях и долларах, доставлявшихся в офис огромными спортивными сумками - в обмен на товар, уходивший в регионы вагонами. Машинки для подсчёта купюр у них ещё не было, так что “работа” с одной сумкой, в зависимости от объёма содержимого, могла занять несколько часов. Андрей, правда, научил её разным способом подсчёта денег, и уже через пару недель разноцветные купюры в её руках уже просто летали. И это даже доставляло ей удовольствие.

- Деньги любят порядок, - повторял Андрей, поглаживая толстую пачку пятисоток и улыбаясь, как Чеширский кот. - Всегда складывай их на одну сторону, - он ласково перекладывал купюры ловкими пальцами. - Перевязывай полные пачки сбоку по белую полосу, а неполные - посередине, и вставляй в них “номналочки” с суммой.

Вечером, перед уходом домой, нужно было пересчитать все пачки в сейфе и записать остаток, утром же этот остаток сверить.

Майя заметила, что довольно часто по какому-то странному стечению обстоятельств в кассе возникают небольшие лишние деньги, сверх тех, что были прописаны в приходных бумагах. Конечно, эта мелочь, которая ей доставалась, была грошами на фоне тех сумм, которыми Майя распоряжалась, но сам факт её радовал.

Когда она в первый раз призналась в наличии “прихода” Андрею, он удовлетворённо похлопал её по плечу и сказал:

- Молодец! Хороший кассир тот, который всегда в свою пользу обсчитывает!
 

< Предыдущая глава        Следующая глава >