Глава VIII

- Если в любви пока не везёт, то хоть с деньгами всё в порядке, - думала Майя по дороге на работу.

Андрей Игоревич теперь снабжал её деньгами так, что она не знала, куда их тратить. Гардероб её значительно пополнился и во всех смыслах Майя выглядела достойно, чему особенно способствовали несколько хороших костюмов для офиса и пять пар дорогих туфель из Петровского пассажа. Правда, несколько больше времени теперь уходило на то, чтобы собраться - выбор стал слишком велик.

Сегодня вечером после работы надо было ехать в институт, поэтому Майя надела чёрную жилетку с баской, блузку с черно-белым крупным рисунком и узкую юбку. В связи с тем, что предполагались многочисленные передвижения, она выбрала лаковые туфли без каблука.

Перед выходом из офиса она посмотрелась в зеркало: недавно в моду вошёл мех козлика, и Майя была очень довольна своим новым длинным приталенным пальто с воротником из кудрявого меха.

У входа в институт курили однокурсники, Майя, проходя мимо, поздоровалась со знакомыми, а в самых дверях столкнулась с подругой – Русалкой.

Ольга была высокой худой блондинкой с длинными волнистыми волосами, её длинные ноги начинались, что называется, от зубов, а плавные ленивые движения напоминали русалочьи, отчего она и получила своё прозвище. Лицо её светилось огромными голубыми глазами с белыми ресницами и невидимыми бровями, а полные губы были яркими от природы. Оля была странноватой девушкой, но Майю всегда тянуло к неординарным людям.

Русалка глянула на Майю сверху вниз и молвила:

- Круто, у тебя тоже козлик? Мне матушка на днях купила, зацени! - и она крутанулась вокруг себя, демонстрируя короткую приталенную шубку.

- Да, круть. Я пока только на воротничок заработала, - Майя дотронулась до своего воротника из курчавого меха, - Предки сняли с котла.

- Что делаешь вечером? Поехали ко мне! Я с таким классным новым соседом познакомилась. На белом “лэнд крузере” и при белом порошке. - Русалка хитро подмигнула.

- Что за сосед?

- Ну ты видела рядом новый дом с охраной построили? Оттуда. Чувак не напряжный. Говорит, приходи когда хочешь.

- А что мы с ним делать будем?

- Он казино любит, можем с ним прокатиться.

- Оль, что там в казино делать? Не люблю пустую трату денег!

- Ну тогда поехали в клуб! Потанцуем!

- Ну, давай, там решим.

Оля жила с мамой на Белорусской, в двушке, зато в солидном сталинском доме. Мама её занималась поставками контрабандной чёрной икры для дорогих ресторанов, и единственному ребёночку - Оленьке - доставалось от мамочки всё самое лучшее - шубки, туфельки, сумочки. Да и сама Оля периодически подрабатывала моделью.

Отсидев одну пару, девочки смылись с семинара по философии и вскоре уже шли от метро “Белорусская” по Бутырскому валу.

- Рус, что то я не по клубному одета, как в узкой юбке то плясать? - пожаловалась Майя. - И в казино офисной такой девочкой тоже не супер…

- Май, у тебя какой размер ноги?

- Тридцать восьмой.

- У меня есть космические жёлтые туфли на платформе. И черные джинсы тебе дам. Будет супер! Заодно и рост наш сравняем!

Дома девочки переоделись: Майя на космической платформе стала сантиметров на пятнадцать выше, а Оля надела короткую юбку и лаковые черные сапоги до колена.

Русалка, не откладывая, позвонила соседу Александру, и подруги тут же направились в соседнюю башню, обнесённую солидным забором и с охраной в проходной.

Оля назвала охраннику номер квартиры, и подруги зашли в шикарный подъезд. На первом этаже возле лифтов их встречал Саша в домашних тапочках. Он улыбался и так широко расставил руки, будто встречает близких родственников.

Он приобнял Олю за талию и чмокнул в щеку, а Майе подал руку:

- Саша, - Майя улыбнулась и её рука погрузилась в его тёплую ладонь.

Они зашли в лифт и поднялись на восьмой этаж. Квартира была великолепна, у Майи даже вырвалось «вау».

- Проходите, располагайтесь, – он глянул на жёлтые туфли Майи и Олины высокие сапоги. - Такую шикарную обувь можете не снимать, мне нравится, когда девочки красиво одеты.

Саша плюхнулся на огромный угловой кожаный диван цвета слоновой кости, с подлокотниками, инкрустированными деревом. Гостиная по стилю напоминала борт дорогого самолёта: все было в коже, хроме и стекле.

Александр выдвинул посредине дивана потайной подлокотник, как в лимузине, и открыл бар с зеркальным столиком. Из недр бара был извлечён пакетик с огромным белым камнем, примерно сантиметров шести в диаметре.

Саша достал карточку и начал соскребать с камушка белый порошок. Соорудив три жирные дорожки, он скрутил купюру в тысячу рублей и с удовольствием вдохнул одну дорожку. То же самое, наклонившись, проделали Оля и Майя. В носу у Майи защипало, в горле стало горько. Потом наступило онемение носоглотки. А вот зрачки обеих девушек расширились, и глаза заблестели.

- Ну что, девочки, чем займёмся?

- Поехали в клуб! – выпалила Майя.

Ещё в прихожей в огромном зеркале она рассмотрела себя с мыслью, что она прямо Звезда. Ноги на пятнадцатисантиметровой платформе выглядели бесконечными, круглую попку подчёркивали обтягивающие черные джинсы-резинки, а жилетка с короткой юбочкой-баской ещё и добавляли игривости. Майя прямо-таки возбуждалась от самой себя, особенно после порции порошка!

- Милые, я уже старый для клубов, - усмехнулся Саша.

- Сколько же тебе лет? – улыбнулась Майя.

- Тридцать шесть. Практически ты могла бы быть моей дочерью.

- Ну Са-ашечка, мы хотим потанцевать, - пропела Русалка тонким голосом, растягивая гласные и обнимая его за шею.

- Ну, если хотите, поехали, – он встал и направился в соседнюю комнату.

Пока Александр переодевался, девочки возбуждённо обсуждали, в какой клуб им ехать. Самым весёлым заведением был признан «4 комнаты».

Они спустились в подземный паркинг и залезли в его шикарную машину, оказавшуюся не “крузером”, а белым “лексусом” с белоснежным кожаным салоном.

- Девочки, вы не обидитесь, если я с вами в клуб не пойду? - выезжая из паркинга, обернулся Саша.

- Почему? – обиженно надула губки Оля.

- Зайду к пацанам в “Балчуг”, а через два часа вернусь за вами. Хватит вам на танцы? - С таким порошком достаточно, - Оля уже и так вовсю подпрыгивала на заднем сидении под музыку из стереосистемы.

Они выгрузились на набережной. Саша проследил, чтобы девушки вошли внутрь и исчез. А Майя с Олей попали в другой мир.

Клуб «4 комнаты» был сделан по мотивам Тарантиновского фильма, и каждая комната была оформлена в собственном тематическом стиле.

Первая представляла собой что-то вроде бара со стойкой, столиками и маленькой сценой, на которой пели и играли начинающие музыканты. Репертуар обычно зависел от вкусовых пристрастий выступающих, но надо сказать, что и вокал, и музыка были вполне живыми.

Эту комнату любили англоязычные туристы из Европы или Америки и экспаты, работающие на пришедшие с перестройкой в Россию бренды.

Девочки остановились возле барной стойки и какой-то англоговорящий мужчина купил им по джин-тонику. Улыбнувшись джентльмену и выпив свои порции, девочки направились к двери, за которой громко звучала музыка. К тому моменту белый порошок и джин-тоник довели возбуждение Майи до такого предела, её тело прямо-таки рвалось в объятия музыки.

Диско-зона была заполнена народом до предела и девочки сразу нырнули в толпу.

Майя пробралась в самый центр, где её окружили разгорячённые тела других людей, и в какой то момент Майе показалось, что она чувствует всех этих людей кожей, как будто на ней нет одежды. Её движения слились с музыкой, о её тело тёрлись горячие мужчины и женщины, кто-то прижался спиной к её спине и положил руки на её попу. Майя представила себя в толпе, которая упоительно занимается любовью друг с другом. Это было невероятно.

Пролетело два часа, Майю начало отпускать возбуждение, они выбрались из толпы и вернулись в первый зал. За стойкой сидел Саша.

- Как по часам, - улыбнувшись, кивнул он, притянул обеих девушек к себе, посмотрел в их глаза: - Устали? Заправка требуется?

- Да! – хором ответили они.

- Тогда, поехали! – он встал, бросил на стойку тысячную купюру и направился к выходу. Девочки поспешили за ним.

Они свернули сначала в Олин двор, и тут Русалка неожиданно заявила:

- Ну все, пока ребята, я домой, спать.

Майя недоумённо воззрилась на неё:

- Оль, так у тебя ж мои вещи!

- Май, заходи завтра утром, я же все равно не работаю.

Майя была вне себя от такой подставы подруги! Но только она открыла рот, чтоб возмутиться, как Саша мягко взял её за руку и спокойным ровным тоном сказал:

- Душа моя, ты такая хорошая, неужели ты думаешь, что я буду тебя насиловать? Пойдём ко мне, я тебе выделю отдельную комнату с кроватью и собственной ванной, и ты не в чем не будешь разочарована.

Слова о ванной возымели своё действие и Майя была больше не в силах сопротивляться: туман кокаина начал рассеиваться, и она почувствовала себя ужасно грязной после этого длиннющего дня в офисе, институте и клубе с потными телами. И она легко позволила увести себя в эту манящую шикарную квартиру с несколькими спальнями и огромной ванной.

Саша был очень нежен и обходителен. Он действительно набрал ванну с ароматической пеной. Заботливо снял с Майи одежду, принёс из кухни шампанское и крупную малину, сел рядом на бортик и смотрел, как Майя аккуратно пробует воду пальцами ноги. Она погрузилась в воду с головой, а он наблюдал, как пена стекает с её волос.

- Выпей! – Саша подал ей бокал с брютом. - После кокса хорошо помогает.

Майя отпила шипящего напитка, он положил ей в рот малину. Потом провёл рукой по её шее, взял в ладонь грудь. В одной руке он держал бокал с шампанским, а другой ласкал её сосок. Майя смотрела в его глаза и ждала, что он её поцелует, но он этого не сделал. Тогда она закинула голову назад и сама отдалась волнам сильнейшего возбуждения: покусывала губу, стонала, её руки под водой ласкали клитор.

Саша был невозмутим.

В момент, когда Майя не могла уже сдержаться, она резко поднялась из пены и уставилась на Сашу.

- Я хочу продолжения! – выпалила она.

Сашина рука нырнула между её ног и погладила венерин бугорок.

- Не сомневаюсь, – Саша встал. Было явно видно, что продолжения хочет не только Майя.

Не дав ей полотенца, он прямо мокрой толкнул Майю на постель в ближайшей спальне, но начинать сразу не стал.

Саша оказался умелым Казановой: он ласкал Майю руками, языком и своим внушительным достоинством, но не торопился входить. Майя сладко стонала, ей давно казалось, что она уже совсем готова.

И вот когда она уже думала, что так и умрёт сейчас в сладком стоне, он поднял её ноги, развёл их в стороны, медленно вошёл в неё, и начал неторопливо двигаться.

Майя от неожиданности открыла глаза и увидела его лицо с бесстрастным взглядом. В нём не отражалось ничего, даже возбуждения. Майя закрыла глаза снова, её финальный аккорд приближался, и это было первый раз в её жизни.

Конечно, она испытывала это наедине с собой, но с мужчиной ещё ни разу не кончала. Этот взрыв стал для неё началом, осознанием того, что она - настоящая женщина.

Александр же оказался фантастическим любовником, и главным его достоинством было то, что в сексе он ничего от неё не ждал, а проделывал все эти манипуляции с её телом только для себя самого, как гончар лепит глину, немного эгоистично, но очень умело, и это сумасшедше возбуждало.

Утром он встал рано и разбудил Майю на потрясающий завтрак. Фрукты, дырчатый сыр, белая рыба, красная икра, хрустящий свежий хлеб, ароматный кофе – эти запахи и медленно-восторженное созерцание необъятной шикарной квартиры погрузили Майю в новое настоящее, такое, чего она ещё в своей жизни не видела.

Только одна мысль не давала ей покоя - она совсем ничего не чувствовала к этому загадочному Александру. Ни единой эмоции в ней не трепыхалось. А вот осознание того, что она в первый раз испытала настоящее удовольствие от секса с человеком, которого совсем не знает, за исключением того, что у него шикарная квартира и огромный белый джип, было для Майи открытием. Раньше она считала, что залогом её лучшего секса должна стать большая страстная любовь, а сейчас все случилось совершенно наоборот.

Она смотрела на едва знакомого мужчину, который почти не разговаривал, но был настолько раскован, что одной рукой с вилкой отправлял себе в рот еду, а другой гладил Майину грудь. Было ощущение, что и то, и другое в его представлении имело равную ценность.

- Ну что, Кошечка, куда тебя отвезти?

- На работу, мой господин, - пошутила Майя.

- Запиши свой телефон, - показал он на магнитный записной листок на холодильнике. – Ты мне нравишься, я буду тебе звонить. Майя оставила свой телефон, а Саша доставил её до офиса.

Майя механически отрабатывала последний на этой неделе рабочий день, и чувствовала себя так, как будто выходные не предстоят, а только что кончились, и ей нестерпимо хотелось отдохнуть.

С утра она торопилась на работу и не стала будить Русалку, чтобы переодеться. Да это и на пользу пошло: жёлтые туфли притягивали к себе внимание, и никто не заметил её помятой физиономии. Майя заперлась в своём кабинете с единственным окошком и размышляла над произошедшим.

Позвонила Русалка и Майя не удержалась.

- Рус, ну ты меня подставила! – Майя постаралась вложить в свой голос как можно больше претензии.

- Май, не говори, что тебе не понравилось, – парировала Оля.

- Так что, ты с ним тоже спала?! – Майя прямо взвизгнула.

- Какая разница, - попыталась увернутся Оля. - Даже если да, то что?

- Мне понравилось, - Майя постаралась успокоиться, - хороший дядечка.

- Да, хороший, и порошок у него хороший, - похоже, Оля улыбнулась.

- Думаешь, такие ощущения от порошка?

- Скорее всего да, хотя и без него дядечка молодец.
Майя почувствовала укол ревности.

- Ну ладно, Рус, я сегодня уже к тебе не поеду, потом заберу вещи, на следующей неделе.

- Хорошо, Май, пока.

“Никаких чувств!” – подумала Майя, кладя трубку. - “Дядечка, конечно, хороший, но не мой. Общественный дядечка! Неужели это порошок так на меня подействовал?”
И всё-таки она никак не могла окончательно прийти в себя. На какое-то время от размышлений отвлекла работа, но попытки всё забыть постоянно прерывались эротическими воспоминаниями о прошедшей ночи, особенно о его руках, и Майя вновь и вновь окуналась в сильное возбуждение.

Выходя из проходной по окончании рабочего дня, Майя мечтала о том, чтобы поскорее попасть домой и снять с себя ещё вчерашнюю одежду. Её молитвы были услышаны и буквально перед носом затормозил Мишин “скорпио”.

“Я щас умру”, - подумала Майя. Но надев на лицо милую улыбку, плюхнулась на переднее сиденье.

- Привет, красавица. Шикарно выглядишь! Держи, тебе подарок, – улыбнулся Миша.

Он протянул Майе небольшую коробочку с логотипом, и Майя сразу поняла, что это.

- Вау! Супер! Спасибо! – она чмокнула Мишу в щёку.

- Теперь у нас с тобой есть связь, - Миша явно был доволен.

- Ты так думаешь? - улыбалась она Мише.

Мобильные телефоны только начали входить в жизнь обитателей Москвы, и Майя таким подарком и вправду была очень довольна, так как раньше для связи ей приходилось пользоваться исключительно городским телефоном или, с недавних пор, служебным пейджером.

- Какие планы на сегодня? - Миша тронулся с места.

- Миш, я что то за неделю очень устала, не выспалась, давай завтра погуляем?

- Нет, ну как я тебя сейчас отпущу? Ты же уже в моей машине!

- Я щас умру! Хочу домой! – застонала Майя.

- Как все запущено! – причмокнул Миша. - Ну ладно, отвезу тебя домой, а сам буду сидеть под твоими окнами и мечтать о том, что ты ко мне выйдешь.

- Завтра выйду!

- Тогда я буду ждать до завтра.

Майя решила не отвечать. Она мечтала лишь о душе и свежей одежде.

- Подвезу тебя прямо к парадной, - сообщил Миша, протискиваясь по узкому проезду к Майе во двор.

“Какая галантность! Выезжать ему придётся задом целых три подъезда”, – подумала Майя.

- Спасибо, душа моя! - Майя устало улыбнулась и выпрыгнула из машины.

Она влетела в подъезд, поднялась на свой восьмой этаж и с радостью обнаружила, что родителей нет дома. Быстро скинув с себя пропахшую клубным табаком одежду, Майя побежала в ванную, включила душ и погрузилась в себя.

 

< Предыдущая глава        Следующая глава >