Глава IX

Осень начала сдавать свои позиции зиме.

Миша появлялся часто, и каждый раз был очень обходителен, таскал цветы охапками, одаривал подарками.

При этом у Майи сложилось стойкое впечатление, что у Миши что-то не так в мужском плане, потому что он ни разу её даже по-настоящему не поцеловал. А существовал он в её жизни уже пару месяцев. Майя привыкла к нему как к романтичному другу, ей было приятно его внимание, но чувств никаких она к нему не испытывала.

Ей нравилось ходить с ним в рестораны, вкусно обедать-ужинать, пару раз она вытащила его в театр, а однажды он приехал в середине недели ночью к её дому и закидал сообщениями, чтобы Майя срочно вышла на улицу. Она вышла, села к нему в машину и он, не говоря ни слова, сорвался с места и увёз её на какую-то дачу готовить плов.

У него в багажнике оказались запасы баранины, риса, моркови и лука и даже казан. В тот раз Майя подумала, что он наконец-то созрел до секса. Но так как физически он ей совсем не нравился, а деваться было некуда, Майя напилась грузинского вина, чтобы отключиться от дурных мыслей и настроиться на предполагаемый секс.

Миша тем временем колдовал над пловом, который, как известно, готовится по всем правилам четыре часа, и на Майю совсем не отвлекался. Майя взяла плед и устроилась на улице на деревянном шезлонге, потягивая вино и тихо отвечая на вопросы Миши, которые он задавал, стоя к ней спиной перед дымящимся казаном.

- Красавица, ты выглядишь уставшей, - обеспокоенно говорил Миша.

- Ну, а как ты думаешь? Приезжаешь посреди недели в полпервого ночи, везёшь меня в какую-то деревню готовить плов! На улице уже минус стоит!

- Ну ладно, не обижайся! Я очень хотел тебя видеть. Как дела на работе?

- Обычно. – Майя сделала паузу, вспомнила офис. - Деньги тащат сумками, машинки счётной нет, такое ощущение, что мы в прошлом веке! Они бы мне ещё счёты вместо калькулятора выдали!

- Бедненькая! – сочувственно прогудел Миша.

- Да, ещё начальник обнаглел, заставляет меня теперь возить огромные суммы денег в обменку на другой конец города. Я эту сумку даже поднять не могу. Шофёр помогает.

- Да. А чья это работа?

- Начальника моего! Андрея, блин Игоревича! А он, сволочь, бухает постоянно, обнаглел уже, ничего сам делать не хочет.

- Милая, - Миша подошёл к Майе и погладил её по волосам, - как я тебе сочувствую... А что, ничего другого придумать нельзя? Что это они хрупкую девушку выгоняют на опасную улицу с огромной сумкой денег и без охраны каждый день?!

- Не каждый, конечно, но пару раз в неделю выгоняют.

- Хочешь, я тебя сопровождать буду? В качестве охранника?

- Спасибо конечно, но думаю - не надо. Я же не на метро езжу, а с шофёром, все будет нормально.

- Ну если что – зови! – Миша опять вернулся к плову.

Майя закрыла глаза и погрузилась в крепкий сон.

Кто-то тряс её за плечо. Светало. Она открыла глаза, над ней склонился Миша.

- Плов готов! – улыбнулся он.

- Какой плов? – Майя не сразу поняла, что она так и лежит на улице на шезлонге, хорошо ещё Миша набросал на неё несколько одеял. Огонь уже не горел, а казан, видимо, переместился домой.

- Сколько времени?

- Седьмой час.

- Ааа... Как я на работу сегодня поеду? – Майя чувствовала себя разбитой от долгого неподвижного лежания на жёстком шезлонге в позе эмбриона, за счёт чего её тело инстинктивно спасалось от ночного холода.

Миша протянул ей руку:

- Пошли в дом.

- Я безумно хочу в свою постель, на свою подушку и раздеться. – простонала Майя. - Миш, телепортируй меня домой!

- И что, даже плов пробовать не будешь?

- Какой плов?! – выпалила Майя. - Из меня самой сейчас плов будет!

- Не кричи.

- Хочу домой!

- Ну ладно, домой, так домой.

По дороге Майя не проронила ни слова - была настолько разбита, что на слова просто не осталось сил.

- Май, я был рад, что ты составила мне сегодня компанию. Извини что в ночи. Но было приятно, – сказал на прощание Миша.

- Слушай, ты зачем ко мне приезжаешь? Изображаешь какую то любовь-романтику? – злобно ответила Майя. – Чё тебе от меня нужно?

- А может, и правда любовь?

- Не думаю, - язвительно парировала Майя. Она уже завелась и решила выяснить, в чем тут дело.

- Май, не надо так. Я хотел сказать тебе, знаешь, я женат. Мне бы очень хотелось привезти тебя к себе домой, но я не могу. А везти тебя в отель мне не хочется. Это было бы как-то дико по отношению к тебе. Ты не для номера в гостинице девушка. Дача эта моя, но, видимо, не самое лучшее время я выбрал, – грустно констатировал он.

“Слава Богу!” – подумала Майя. - “Такой поворот всё же лучше, чем импотенция”.

- Миш, извини, я сейчас просто не в состоянии поддержать эту тему для разговора. Дай мне, пожалуйста, выспаться. А то я погибну. – Майя вышла из машины. – За плов спасибо, - крикнула она на ходу и не оборачиваясь. Мягкая постель была сейчас самой желанной для неё вещью в мире. А про всё остальное хотелось забыть. И прежде всего про Мишу с его дурацким пловом.

А вот про Диму, как ни странно, Майя думала часто, хотя он-то как раз не отличался ни особой обходительностью, ни романтическими жестами: появлялся, когда ему вздумается, мог пропасть на месяц, а мог звонить целую неделю каждый день или присылать бесконечные глупые сообщения на пейджер. На вопросы по поводу своей работы Дима не отвечал, и телефона своего не давал.

А свой день рождения Майя очень надеялась провести именно с Димой, о чем и сообщила ему, когда он недавно позвонил. Дима заверил её, что придумает какой-нибудь зажиг и снова пропал.

И вот, наступил день её девятнадцатилетия.

С утра звонил телефон, трещал пейджер. Майя обещала появиться ещё и в институте, поэтому собиралась очень тщательно: в большую сумку поместились и запасная одежда, и солидный набор косметика. Денег же на загул она взяла целых пятьсот долларов.

Родители подарили Майе шубу, о которой она давно мечтала. Шуба была из лисы, покрашенной в зелёный цвет. Это было оригинальное произведение турецкого шубного искусства, а изумрудный цвет скрывал все недостатки меха. Майя любила оригинальные вещи и сама недавно выбрала эту шубу в магазине, родителям лишь осталось преподнести желанную вещь ей на день рождения.

В обновке Майя вышла во двор и увидела возле подъезда знакомый “форд-скорпио”. Миша вышел из авто, открыл заднюю дверь и вытащил на свет необъятного размера пушистое розовое животное. Пёс это был или медведь, ясно не было, но ростом существо оказалось выше Майи, а по толщине - как два Миши.

- Поздравляю. – Мишу едва было видно за гигантской игрушкой.

- Ты думаешь, я его дотащу?

- Я его тебе дотащу! Показывай дорогу!

- У меня предки дома.

- Ну вот заодно и познакомимся! – шутливо ответил Миша.

- Ну что делать? Пошли.

В лифт вместились только Миша с медведем, Майя решила пройтись пешком, вместо зарядки. Когда она поднялась, Миша уже разговаривал с её мамой, правда, выглядело это так, что мама разговаривает с медведем, и медведь ей отвечает.

Миша зашёл в квартиру и положил медведя на диван в её комнате. Быстро попрощался с мамой и побежал вниз по лестнице. Мама осталась в недоумении, но Майя, подняв одну бровь в ответ на мамину гримасу, исчезла в лифте.

На улице Майя села в Мишину машину, и он положил ей на колени букет белых роз.

- А это чтобы сотрудницы завидовали! – он завёл мотор. - Май, что делаешь вечером?

- Вечеринку для сотрудников организую.

- А меня не пригласят? – Миша хитро скосил глаза.

- Не знаю. Спрошу, можно ли тебе к нам в офис. Позвони мне после обеда.

- Обязательно, – улыбнулся Миша.

Миша позвонил. И по разрешению Андрея явился в офис.

Майя заказала еду в ресторане, а алкоголь и напитки предоставила фирма, так что столы ломились. Звучала музыка, было сказано много тостов, выпито прилично шампанского, вина и вермута, так что и Андрей, и другие начальники, и рядовой персонал были под шафе.

Майя взяла Мишу под руку и стала знакомить со своими сотрудниками. Прежде всего, с Андреем и его заместителем Александром. Миша был очень мил и всем понравился. В суете Майя выпустила Мишу из виду, а потом с удивлением обнаружила его в кабинете Андрея, мирно обсуждающим с ним и Александром какие-то мужские темы.

Майя решила их не отвлекать и вернулась в общую залу, где народ уже вовсю устраивал танцы на столах. В это время у Майи в очередной раз зажужжал пейджер, она открыла сообщения – это было от Димы: «Приезжай на проспект Мира, к Макдональдсу. Через час. С днём рождения». Майя аж подпрыгнула от радости.

Она оглядела зал, народ был уже готов, Миши нигде не было. Майя заскочила в свою каморку, взяла вещи и шубу и выбежала из офиса. На КПП она попросила охранника сказать, что он её не видел, на обочине дороги сразу подняла руку и уехала на первой остановившейся машине. Её сердце бешено колотилось, шампанское активно гоняло кровь. Майя открыла зеркальце с пудрой и встретилась с собственным горящим взглядом на разгорячённом румяном лице. У неё было стойкое ощущение, что она совершает какое-то преступление, и что, конечно, все её будут искать, но это только добавляло куражу.

Она вышла у “Макдональдса”. На ступенях стоял Дима. В его руках не было гигантских игрушек, даже цветов не было, но Майя была безумно счастлива его видеть. Она подбежала и обняла его, встав на цыпочки. Дима обхватил её сильными руками и покружил. Майя заглянула в его светло-коричневые глаза:

- Что будем делать?

- Пойдём, я тебе кое-что покажу.

Он взял её за руку и увлёк в переулки. Но они шли не в ту коммунальную квартиру, которая была известна Майе, а куда-то в другую сторону.

Дима шагал широким шагом по трамвайным путям, крепко держа руку Майи в своей. Майя очень хотела пойти по тротуару, но Дима не соглашался.

Они завернули во двор четрырёхэтажного дома, зашли в подъезд и поднялись на второй этаж. Дом не выглядел жилым, но раньше там явно были огромные квартиры, потому как на лестничную площадку выходили двери всего двух.

Дима набрал цифры на кодовом замке, распахнул дверь и впустил Майю внутрь. К её удивлению в квартире слышались голоса, звучала музыка, и в конце длинного тёмного коридора мерцали дискотечные огни.

Дима помог Майе снять шубу и провёл её в одну из комнат. Глаза Майи уже привыкли к сумраку коридора, и когда они зашли внутрь, она увидела в центре стол с рулеткой, за ещё одной полуприкрытой дверью - людей за картами, барную стойку вдоль стены, мягкий кожаный диван и два кресла. Дима тут же оказался за барной стойкой и начал наливать спиртное: Майе, себе и кому-то ещё. Потом он поднял бокал и громко крикнул:

- Друзья, у нашей гостьи сегодня день рождения! Давайте поздравим её от всей души!

Майя уселась на высокий барный стул. Мужчины вокруг оторвались от игры и подняли бокалы. Майя чокнулась с Димой - он налил ей полный бокал “Лонг Айленда”. От самого вида таких доз Майе становилось дурно.

- Дим, я не очень люблю пить, может, у тебя покурить есть?

- Конечно есть! Я же Джинн! Исполняю все желания. Особенно в твой день рождения! – он достал завёрнутые в фольгу шишки конопли и “беломор”, и тут же прямо на барной стойке соорудил косяк.

- Ты знаешь, я очень рада тебя видеть, - Майя улыбалась, затягиваясь папиросой. – Я сбежала к тебе от всех, просто бросила их отмечать без меня. Но они даже не заметили.

- Уродец, а чего ты сегодня без своих прекрасных линз?

- Я купила другие линзы, которые в глаза вставляются.

- О, круто! Но теперь ты уже не Уродец!

- И что, я тебе такой не нравлюсь?! Ты извращенец? Как бы я ни появилась, ты чем-то всегда недоволен!

- Ну, это было необычно. В очках ты у меня такая первая.

- Хорошо быть хоть в чём-то первой, - выдохнула Майя.

Она почувствовала, что в затылке сгущается туман, ноги подкашиваются и ужасно хочется принять горизонтальную позу. Сидеть на барном стуле было неудобно. Отдав остатки курева Диме, она поднялась и неторопливым шагом проследовала на диван, скинула обувь и залезла на него с ногами. Дима понаблюдал за ней из-за барной стойки, долил себе виски, ловко перемахнул через барную стойку и направился к ней.

- Что, зацепило? – упал он на диван рядом.

- Да, неплохо.

- Я тебе сейчас кое-что покажу, - Дима встал, куда-то вышел и притащил большую книгу с картонными страницами.

Книга чем-то напоминала детскую – она была со страницами, при раскладывании которых создавались объёмные фигуры. Но содержание оказалось совсем не детским. Это был такой затейливый порно-комикс с мультяшными героями, занятыми любовными утехами. На каждой странице оказывалось не менее четырёх-пяти персонажей, причём некоторые детали их можно было двигать и вставлять один в другую. Книга привела Майю в полный восторг: они листали её с Димой, комментировали и громко ржали на всю комнату. Остальные присутствующие невозмутимо играли в карты.

У Майи зажужжал пейджер и она увидела сообщение от Али, своей приятельницы по работе. Аля писала, что все её ищут и что Миша очень расстроился. В связи с этим они всей компанией, которая ещё стояла на ногах, решили переместиться в “Золотой Остап”, и что если Майя в состоянии, то пусть приезжает. Майя сообщение проигнорировала. Она была счастлива от того, что Дима рядом, и никого больше ей было не надо, хотя и понимала, что наутро это все рассеется вместе с остатками кумара и алкоголя, и Дима, скорее всего, опять исчезнет… И Майя очень просила утро не приходить.

- Поехали куда-нибудь прогуляемся, - предложил Дима.

- С удовольствием, - ответила Майя.

- В “Армадилло”!

- Как скажешь.

Дима сделал ещё один косяк, взял Майю под локоть и они вышли из прокуренной квартиры.

Улица была уже почти пуста, Дима закурил и отдал папиросу Майе.

Они шли молча вдоль трамвайных путей и передавали друг другу “трубку мира”.

Докурив, Дима поймал такси, и они направились в латиноамериканский паб на Лубянку.

В клубе стояли бильярдные столы и Майя предложила поиграть в “американку”. Они разыграли несколько партий и Дима с удовольствием отметил, что Майя вполне себе неплохо играет.

- Конечно! Я выиграла у тебя три из пяти! - Майя гордо выпрямилась.

- Так я и говорю: “неплохо”, - улыбался Дима.

- Мы с подругой практикуемся по выходным в “Горизонте”.

- Знаю, у меня там друзья играют и дают частные уроки.

- Я видела таких, они очень круты. Так что приглашаю тебя посетить наш “Горизонт”, – улыбнулась Майя, - сразимся!

- Посмотрим. Я что-то очень жрать хочу. Пойдём, съедим черепахового супа.

Они присели за большой деревянный стол с тяжёлыми стульями.

- Что тут надо заказывать? – спросила Майя глядя в необъятное меню.

- Не парься, я сам. – Дима подозвал официанта и зачитал ему список мексиканской еды во главе с черепаховым супом.

Еда была изумительна, Майя уплетала все эти фахитосы и кесадильи за обе щёки и ей никак не хотелось останавливаться.

- Слушай, Дим, а что, здесь действительно все так вкусно? Или мы просто так накурились? – с полным ртом проговорила Майя.

- Не знаю, Май, я сюда ни разу трезвый не приходил.

Они засмеялись. Дима доел все яства, которые им бесконечно приносил официант, и Майя подумала, что у него адский аппетит. Её живот уже разрывался от такого количества еды, съеденной, тем более, в столь неурочный ночной час.

Когда они вышли из клуба, время перешло ту черту, когда небо начинает наливаться светом. И хотя до рассвета было ещё далеко, Майя уже поняла, что этот волшебный праздник подходит к концу.

- Дим, знаешь, а мой день рождения на самом деле только наступил. Меня родили ровно в двенадцать ночи, и по правилам этот день сегодня, а не вчера, – так она хотела остановить время.

- Супер! Поздравляю тебя ещё раз! – Дима сгрёб её в охапку и начал крутить. Майя держалась за его шею, прильнув к его щеке. Она была счастлива.

- Куда поедем? – тихо спросила она, когда ноги её снова коснулись земли..

- Куда ты хочешь?

- Все равно. Главное с тобой. – Майя сказала это очень тихо, и всё равно смутилась: ведь это было как признание ему, и ей не хотелось выглядеть жалко. Сам Дима впрямую никогда не признавался, что испытывает к ней какие-то чувства. Наоборот, про всё он говорил в какой-то шутливой манере, как будто постоянно смеялся над собой и над миром, бежал от серьёзности.

- У меня сейчас нет дома, могу пригласить тебя в наш покерный клуб. Надеюсь, там люди уже разошлись. – Дима поднял руку, рядом остановилось частное такси.

Они сидели на заднем сидении машины, Майя положила голову ему на плечо, и задремала. Когда они вышли из машины у дома на проспекте Мира, небо уже стало серым.

Заспанный охранник открыл им дверь и удалился спать. Дима выглядел очень уставшим. Майя заметила черные круги вокруг его глаз, да и сами глаза были красными.

Он взял её за руку и проводил в комнату с кроватью. Какое-то время они постояли около этой кровати: Дима держал её за талию и смотрел своими уставшими глазами на её лицо.

- У меня глаза такие же как и у тебя? – спросила Майя со смешком.

- Наверное, нет, я вторую ночь не сплю, вчера только из командировки вернулся. Падай! – Дима кивнул в сторону кровати.

Майя не стала раздеваться, только сняла сапоги. Дима сел расшнуровывать свои “Мартинсы”. Когда он, наконец, стащил их с ног, то просто откинулся назад и закрыл глаза.

Майя лежала и смотрела на его лицо, гладила его медные густые волосы, щетину, и пыталась понять, почему именно этот человек возбудил в её душе чувства? Ведь Миша, например, был гораздо более обходителен, а Александр был сумасшедшим любовником. Но Дима, почему именно он? Что было в нем такого, что зацепило Майю в ту ночь в Парке Культуры? Эта постоянная насмешка над миром, над собой и даже над Майей?

Он не боялся говорить ей гадости, хотя она бы не позволила такие выходки ни одному другому мужчине, он мог быть необязательным, не появляться долгое время, а потом просто ставить перед фактом своего очередного явления.

Правда, он никогда ничего не обещал, но и не пытался предвосхитить её желания, как это прекрасно делал Миша.

Он не знакомил её со своими друзьями, не посвящал в свою работу, как Вадик, и она до сих пор даже понятия не имела о роде его занятий.

Но когда он оказывался рядом, Майе было с ним как-то так свободно, что ей не приходилось строить из себя елейную козочку, которая так нравится мужчинам, не надо было скрывать свои недостатки: она могла ржать во весь голос и говорить с полным ртом, и ей было все равно, что её причёска потеряла свою свежесть, а тушь для ресниц осыпалась, и ей совсем не хотелось бежать в туалет и поправлять макияж.

Она была Уродцем, и ей это нравилось.

Дима заснул. Майя тоже задремала.

< Предыдущая глава